Бюрократы

Бюрократы. Ад переполняют бюрократы. Поумирали сюда!… Заводят кучу бумажной работы на ровном месте. Теперь куда не пойди — везде справка. Снимают тебе скальп — справка. Стреляют из гарпунов по танцующему на углях — справка. Котёл — две справки. А как же иначе, может у тебя сердце барахлит, и тебе нельзя? И наплевать, что ты давно уже мёртв и здоровье тебя не беспокоит. К доктору! А то ведь засудят. Юристы… юристы ведь тоже здесь. Все. Их сюда сразу, минуя чистилище, реку Стикс и прочие обязательные инстанции. Дополняют бюрократию по самые гланды своей коррупцией. Епископов — даже тех взволновали. Ещё бы пару сотен лет сидели они по своим сковородам и не гундели… ‘Анафема-анафема’ раскричались. В аду, ага. И по тем же справкам на аудиенцию к себе пускают… Бюрократы. Ад переполнен бюрократами.

***

Медленно-медленно гаснет светильник.
Ворохи мыслей несвязанных — в пепел.
Ровно в четыре разбудит будильник.
Кофе запахнет осенним рассветом.
В клочья — листки недочитанных писем,
Темно-вишневыми брызгами строки.
В пьяном бреду неразгаданных мыслей
Райский ранет расклевали Сороки
Слякотной скуки финал неслучайный.
Месяца свечку похитили тучи.
Алчная Осень захлопнула ставни,
Бросив в огонь отсыревшие сучья.
Ты притяжения нить потеряла…
У полустанка безликие тени.
Ты пригубила реальность финала,
В снах обернувшись бесплотным виденьем.
Давние сны… Покосившийся домик…
В детство дорогу уже не отыщешь.
Все, что случилось поделено скромно.
Кем же потеряны древние вирши?
Жертву свою сторожит черный ворон.
На чердаке заколдованной башни.
Цепью терновую окольцован,
День на закате тлеет вчерашний.
Небо окрасится дымкою сизой.
Время украдкой затихнет на взводе.
Твой силуэт… Просто раненный призрак
Чайки, познавшей звездное море.
Поздно искать, что когда-то покинул.
Время беспечное вновь не вернется.
Сны не сбываются. Ты так решила.
И продала за гроши свое солнце.
Ровно в четыре разбудит будильник.
Я не могу ворошить свою память.
Медленно медленно гаснет светильник.
Лишь восковая свеча в оправданье

Фотo с концерта в «Кремлевском дворике»

Вот и кончилось долгожданное лето и проводили мы его по настоящему по творчески!!! Очередным поэтическим концертом международного проекта «Улица искусств» и творческой группой «Лестница», который вошел уже в традицию. Большое всем спасибо за участие!!! Особенно зрителям!!!

***

Я люблю тебя до безумия,
До бушующей в боли души.
Я люблю тебя по секундам,
По минутам слагая часы.
Я с ума схожу в одиночестве,
Одиночество губит меня.
Мне тебя каждый миг видеть хочется.
Каждый миг нужно видеть тебя.

Дороги

Просто усталость… такое бывает,
Если навязчив сопливый город.
Плацкарт, сигареты и чашечка чая,
За пазухой – самый наивный повод.

Дни до бессонниц выбешивать начали
Вялостью будничного балета.
Растили хорошим, воспитанным мальчиком,
А вырос – романтиком и поэтом.

Мерю маршрутами скользкие ночи,
Пью металлический дикий скрежет,
Врываюсь в рассвет, где душевные клочья
Конечная мраморным пеплом снежит.

Рыжая даль не запомнит фамилию,-
Только раздавит тугие мысли.
Когда-то кого-то обуздывал милою,
Когда-то и клятвы о вечном скисли.

Кашляют рельсы, охрипли колёса,
Вновь хоровод поездов безумен;
Меня в кутерьму горизонта уносит
Так яростно, аж кровоточат зубы.

Лишь бы тоска в расстояния канула,
А так и не важно, куда билеты.
Растили по общепридуманным правилам,
А вырос – романтиком и поэтом…

Santa Maria

Я большая гнилая шхуна Santa Maria,
тысяча восемьсот три раза видевшая рассвет-закат,
Океана Тихого посреди я
Затонула страшно сказать сколько лет назад.

Надо мной тяготеют воды киллометры.
Я старею: остался один правый борт.
По движению рыб узнаю направление ветра.
Вот сегодня, наверное, будет Nord.

Это вовсе не худшая жизнь(или смерть?)для шхуны —
По крайней мере не быть разобранной по запчастЯм.
Иногда в меня заплывают русалки, гадают по рунам,
Мертвецам, песочной гуще, ракушкам, водорослЯм.
Это вовсе не худшая жизнь или смерть для шхуны —
Океан мне подмигивает — волна.
Ни один на свете акварельный рисунок
Не передаст какая у меня здесь
не пронзительная, не оглушительная,
а единственно возможная
настоящая
тишина.

Мозаичный вечер

Мозаичный вечер тихонько за плечи
Обнимет прохладой от смятой травы
Длинные тени лягут по полу
От мелко дрожащей горящей свечи.

Спутаны мысли. Жарко немного.
Хочется платиновых сигарет,
Накрытые ночью, слушая звуки,
Стоять на балконе закутавшись в плед.

И всё так не важно. Пусть будет сентябрь,
Со вкусом антоновских яблок в саду.
Скользит чуть несмело с плеча одеяло,
Осень играет в свою чехарду.

Пусть пахнет вареньем чуть кислым и сладким,
В камине чуть слышно поленья трещат.
Катиться солнце за лесом чуть пьяно,
Чтоб утром, проспавшись, вернуться назад.

В террасе кружит мошкара возле сетки,
Ежик лакает в саду молоко.
Тёплые пальцы коснуться запястья,
Чтоб стало теплее и стало легко.

Спутаны мысли. Жарко немного,
Губ твоих тёплых касаться едва,
Со вкусом клубники и горького пота,
Вдыхая, как пряная пахнет трава.

***

Прости меня, Юра, за то, что просрали
Твое безграничное небо,
За то, что на Марс мы еще не слетали,
За то, что Юпитер взят не был.

Прости меня, Юра, за то, что просрали
Твою безграничную веру,
За то, что детишек не так воспитали,
За то, что не знали мы меры.

Прости меня, Юра, за то, что забыли
Мечтания твои и надежды.
Родную твою мы страну развалили
Порывом бездумья мятежным.

Прости меня, Юра, за то, что померкли
Лучи твоей солнечной славы.
Величие, силу народа отвергли
Во благо лишь личной забавы.

Прости меня, Юра, что каждый был занят,
Таща на себя одеяло.
Прости меня, Юра, светла твоя память.
Земля тебе пухом бы стала.